Первый веб-сайт в Мире на основе MMMD-технологии!

6+


Библиотека Царского Села. А.С. Пушкин.

ТОРЖЕСТВО ДРУЖБЫ ИЛИ ОПРАВДАННЫЙ АЛЕКСАНДР АНФИМОВИЧ ОРЛОВ


In arenam cum aequalibus descendi.

Cic.1)

Посреди полемики раздирающей бедную нашу словесность Н.И. Греч и Ф.В. Булгарин более десяти лет подают утешительный пример согласия основанного на взаимном уважении сходстве душ и занятий гражданских и литературных. Сей назидательный союз ознаменован почтенными памятниками. Фаддей Венедиктович скромно признал себя учеником Николая Ивановича; Н.И. поспешно провозгласил Фаддея Венедиктовича ловким своим товарищем. Ф.В. посвятил Николаю Ивановичу своего «Димитрия Самозванца»; Н.И. посвятил Фаддею Венедиктовичу свою «Поездку в Германию». Ф.В. написал для «Грамматики» Николая Ивановича хвалебное предисловие;1 Н.И. в «Северной пчеле» (издаваемой гг. Гречем и Булгариным) напечатал хвалебное объявление об «Иване Выжигине». Единодушие истинно трогательное! — Ныне Николай Иванович почитая Фаддея Венедиктовича оскорбленным в статье напечатанной в № 9 «Телескопа» заступился за своего товарища со свойственным ему прямодушием и горячностию. Он напечатал в «Сыне отечества» (№ 27) статью которая конечно заставит молчать дерзких противников Фаддея Венедиктовича; ибо Николай Иванович доказал неоспоримо:

  1. Что М.И. Голенищев Кутузов возведен в княжеское достоинство в июне 1812 г. (стр. 64).
  2. Что не сражение а план сражения составляет тайну главнокомандующего (стр. 64).
  3. Что священник выходит навстречу подступающему неприятелю с крестом и святою водою (стр. 65).
  4. Что секретарь выходит из дому в статском изношенном мундире в треугольной шляпе со шпагою в белом изношенном исподнем платье (стр. 65).
  5. Что пословица: vox populi — vox dei2) есть пословица латинская и что оная есть истинная причина французской революции (стр. 65).
  6. Что «Иван Выжигин» не есть произведение образцовое но относительно явление приятное и полезное (стр. 62).
  7. Что Фаддей Венедиктович живет в своей деревне близ Дерпта и просил его (Николая Ивановича) не посылать к нему вздоров (стр. 68).

И что следственно: Ф.В. Булгарин своими талантами и трудами приносит честь своим согражданам: что и доказать надлежало.

Против этого нечего и говорить; мы первые громко одобряем Николая Ивановича за его откровенное и победоносное возражение приносящее столько же чести его логике как и горячности чувствований.

Но дружба (сие священное чувство) слишком далеко увлекла пламенную душу Николая Ивановича и с его пера сорвались нижеследующие строки:

«Там (в № 9 «Телескопа») взяли две глупейшие вышедшие в Москве (да в Москве) книжонки сочиненные каким-то А. Орловым».

О Николай Иванович Николай Иванович! какой пример подаете вы молодым литераторам? какие выражения употребляете вы в статье начинающейся сими строгими словами: «У нас издавна и по справедливости жалуются на цинизм невежество и недобросовестность рецензентов»? Куда девалась ваша умеренность знание приличия ваша известная добросовестность? Перечтите Николай Иванович перечтите сии немногие строки — и вы сами с прискорбием сознаетесь в своей необдуманности!

«Две глупейшие книжонки!.. какой-то А. Орлов!..» Шлюсь на всю почтенную публику: какой критик какой журналист решился бы употребить сии неприятные выражения говоря о произведениях живого автора? ибо слава богу: почтенный мой друг Александр Анфимович Орлов — жив! Он жив несмотря на зависть и злобу журналистов; он жив к радости книгопродавцев к утешению многочисленных его читателей!

«Две глупейшие книжонки!..» Произведения Александра Анфимовича разделяющего с Фаддеем Венедиктовичем любовь российской публики названы глупейшими книжонками! — Дерзость неслыханная удивительная оскорбительная не для моего друга (ибо и он живет в своей деревне близ Сокольников; и он просил меня не посылать к нему всякого вздору) но оскорбительная для всей читающей публики2.

«Глупейшие книжонки!» Но чем докажете вы сию глупость? Знаете ли вы Николай Иванович что более 5000 экземпляров сих глупейших книжонок разошлись и находятся в руках читающей публики что «Выжигины» г. Орлова пользуются благосклонностию публики наравне с «Выжигиными» г. Булгарина; а что образованный класс читателей которые гнушаются теми и другими не может и не должен судить о книгах которых не читает?

Скрепя сердце продолжаю свой разбор.

«Две глупейшие (глупейшие!) вышедшие в Москве (да в Москве) книжонки»...

В Москве да в Москве!.. Что же тут предосудительного? К чему такая выходка противу первопрестольного града?.. Не в первый раз заметили мы сию странную ненависть к Москве в издателях «Сына отечества» и «Северной пчелы». Больно для русского сердца слушать таковые отзывы о матушке Москве о Москве белокаменной о Москве пострадавшей в 1612 году от поляков а 1812 году от всякого сброду.

Москва доныне центр нашего просвещения; в Москве родились и воспитывались по большей части писатели коренные русские не выходцы не переметчики для коих ubi bene ibi patria3) для коих все равно: бегать ли им под орлом французским или русским языком позорить все русское — были бы только сыты.

Чем возгордилась петербургская литература?.. Г-ном Булгариным?.. Согласен что сей великий писатель равно почтенный и дарованиями и характером заслужил бессмертную себе славу; но произведения г. Орлова ставят московского романиста если не выше то по крайней мере наравне с петербургским его соперником. Несмотря на несогласие царствующее между Фаддеем Венедиктовичем и Александром Анфимовичем несмотря на справедливое негодование возбужденное во мне неосторожными строками «Сына отечества» постараемся сравнить между собою сии два блистательные солнца нашей словесности.

Фаддей Венедиктович превышает Александра Анфимовича пленительною щеголеватостию выражений; Александр Анфимович берет преимущество над Фаддеем Венедиктовичем живостию и остротою рассказа.

Романы Фаддея Венедиктовича более обдуманны доказывают большее терпение3 в авторе (и требуют еще большего терпения в читателе); повести Александра Анфимовича более кратки но более замысловаты и заманчивы.

Фаддей Венедиктович более философ; Александр Анфимович более поэт.

Фаддей Венедиктович гений; ибо изобрел имя Вьгжигина и сим смелым нововведением оживил пошлые подражания «Совестдралу» и «Английскому милорду»; Александр Анфимович искусно воспользовался изобретением г. Булгарина и извлек из оного бесконечно разнообразные эффекты!

Фаддей Венедиктович кажется нам немного однообразен; ибо все его произведения не что иное как «Выжигин» в различных изменениях: «Иван Выжигин» «Петр Выжигин» «Дмитрий Самозванец или Выжигин XVII столетия» собственные записки и нравственные статейки — все сбивается на тот же самый предмет. Александр Анфимович удивительно разнообразен! сверх несметного числа «Выжигиных» сколько цветов рассыпал он на поле словесности! «Встреча Чумы с Холерою» «Сокол был бы сокол да курица его съела или Бежавшая жена»; «Живые обмороки» «Погребение купца» и проч. и проч.

Однако же беспристрастие требует чтоб мы указали сторону с коей Фаддей Венедиктович берет неоспоримое преимущество над своим счастливым соперником: разумею нравственную цель его сочинений. В самом деле любезные слушатели что может быть нравственнее сочинений г. Булгарина? Из них мы ясно узнаем: сколь не похвально лгать красть предаваться пьянству картежной игре и тому под. Г-н Булгарин наказует лица разными затейливыми именами: убийца назван у него Ножевым взяточник — Взяткиным дурак — Глаздуриным и проч. Историческая точность одна не дозволила ему назвать Бориса Годунова Хлопоухиным Димитрия Самозванца Каторжниковым а Марину Мнишек княжною Шлюхиной; зато и лица сии представлены несколько бледно.

В сем отношении г. Орлов решительно уступает г. Булгарину. Впрочем самые пламенные почитатели Фаддея Бенедиктовича признают в нем некоторую скуку искупленную назидательностию; а самые ревностные поклонники Александра Анфимовича осуждают в нем иногда необдуманность извиняемую однако ж порывами гения.

Со всем тем Александр Анфимович пользуется гораздо меньшею славою нежели Фаддей Венедиктович. Что же причиною сему видимому неравенству?

Оборотливость любезные читатели оборотливость Фаддея Венедиктовича ловкого товарища Николая Ивановича! «Иван Выжигин» существовал еще только в воображении почтенного автора а уже в «Северном архиве» «Северной пчеле» и «Сыне отечества» отзывались об нем с величайшею похвалою. Г-н Ансело в своем путешествии возбудившем в Париже общее внимание провозгласил сего еще не существовавшего «Ивана Выжигина» лучшим из русских романов. Наконец «Иван Выжигин» явился: и «Сын отечества» «Северный архив» и «Северная пчела» превознесли его до небес. Все кинулись его читать; многие прочли до донца; а между тем похвалы ему не умолкали в каждом номере «Северного архива» «Сына отечества» и «Северной пчелы». Сии усердные журналы ласково приглашали покупателей; ободряли подстрекали ленивых читателей; угрожали местью недоброжелателям не дочитавшим «Ивана Выжигина» из единой низкой зависти.

Между тем какие вспомогательные средства употреблял Александр Анфимович Орлов?

Никаких любезные читатели!

Он не задавал обедов иностранным литераторам не знающим русского языка дабы за свою хлеб-соль получить местечко в их дорожных записках.

Он не хвалил самого себя в журналах им самим издаваемых.

Он не заманивал унизительными ласкательствами и пышными обещаниями подписчиков и покупателей.

Он не шарлатанил газетными объявлениями писанными слогом афиш собачьей комедии.

Он не отвечал ни на одну критику; он не называл своих противников дураками подлецами пьяницами устрицами и тому под.

Но — обезоружил ли тем он многочисленных врагов? Нимало. Вот как отзывались о нем его собратья.

«Автор вышеисчисленных творений сильно штурмует нашу бедную русскую литературу и хочет разрушить русский Парнас не бомбами но каркасами при помощи услужливых издателей которые щедро платят за каждый манускрипт знаменитого сего творца по двадцати рублей ходячею монетою как уверяли нас знающие дело книгопродавцы. Автор есть муж — из ученых как видно по латинским фразам которыми испещрены его творения а сущность их доказывает что он как сказано в «Недоросле» «убоясь бездны премудрости вспять обратился». Знаменитое лубочное произведение: «Мыши кота хоронят или Небылицы в лицах» есть «Илиада» в сравнении с творениями г. Орлова а «Бова Королевич» — герой до которого не возносился еще почтенный автор... Державин есть у нас Альфа а г. Орлов Омега в литературе то есть последнее звено в цепи литературных существ и потому заслуживает внимание как все необыкновенное...4 Язык его изложение и завязка могут сравняться только с отвратительными картинками которыми наполнены сии чада безвкусия и с смелостью автора. Никогда в Петербурге подобные творения не увидели бы света и ни один из петербургских уличных разносчиков книг (не говорим о книгопродавцах) не взялся бы их издавать. По какому праву г. Орлов вздумал наречь своих холопей хлыновских степняков Игната и Сидора детьми Ивана Выжигина и еще в то самое время когда автор Выжигина издает другой роман под тем же названием?.. Никогда такие омерзительные картины не появлялись на русском языке Да здравствует московское книгопечатание!» («Сев: пч.» 1831 № 46.)

Какая злонамеренная и несправедливая критика! Мы заметили уже неприличие нападений на Москву; но в чем упрекают здесь почтенного Александра Анфимовича?.. В том что за каждое его сочинение книгопродавцы платят ему по 20 рублей? что же? бескорыстному сердцу моего друга приятно думать что получив 20 рублей доставил он другому 2000 выгоды;5 между тем как некоторый петербургский литератор взяв за свою рукопись 30 000 заставил охать погорячившегося книгопродавца!!!

Ставят ему в грех что он знает латинский язык. Конечно: доказано что Фаддей Венедиктович (издавший Горация с чужими примечаниями) не знает по латыни; но ужели сему незнанию обязан он своею бессмертною славою?

Уверяют что г. Орлов из ученых. Конечно: доказано что г. Булгарин вовсе не учен но опять повторяю: разве невежество есть достоинство столь завидное!

Этого недовольно: грозно требуют ответа от моего друга: как дерзнул он присвоить своим лицам имя освященное самим Фаддеем Венедиктовичем? — Но разве А.С. Пушкин не дерзнул вывести в своем «Борисе Годунове» все лица романа г. Булгарина и даже воспользоваться многими местами в своей трагедии (писанной говорят пять лет прежде и известной публике еще в рукописи)?

Смело ссылаюсь на совесть самих издателей «Северной пчелы»: справедливы ли сии критики? виноват ли Александр Анфимович Орлов?

Но еще смелее ссылаюсь на почтенного Николая Ивановича: не чувствует ли он глубокого раскаяния оскорбив напрасно человека с столь отличным дарованием не состоящего с ним ни в каких сношениях вовсе его не знающего и не писавшего о нем ничего дурного?6

Феофилакт Косичкин.

1 Смотри «Грамматику» Греча напечатанную в типографии Греча. (Прим. Пушкина.)

2 См. разбор «Денницы» в «Сыне отечества». (Прим. Пушкина.)

3 «Гений есть терпение в высочайшей степени» — сказал известный г. Бюфон. (Прим. Пушкина.)

4 Важное сознание! прошу прислушать! (Прим. Пушкина)

5 Историческая истина! (Прим. Пушкина.)

6 «Сын отечества» № 27 стр. 60. (Прим. Пушкина.)



Яндекс.Метрика
На предыдущую страницу  
English language  
Your language of a site:  
   
ИЗМЕНЕНИЕ ДИЗАЙНА 
   
Выбрать другой дизайн сайта  
   
СТРАНИЦЫ 
   
Портал города Пушкина -Царского Села  
   
Библиотека Царского Села. 
   
А.С.Пушкин. Полное собрание сочинений в 10 томах.  
   
СТАТИСТИКА 
   


Более 50 млн. посещений от старта - 02 августа 1999 года!
 
Обзор статистики  
Размещение рекламы  
   
РЕКЛАМА 
   
 
   
ИНСТРУМЕНТЫ ПОИСКА  
   

Поиск   в Собрании сочинений А.С.Пушкина:

Разделяйте слова пробелами
Логика:


Где искать:

Тип поиска:
Быстрый поиск
Обстоятельный_поиск
Регистр слов:
Нечувствительно
Чувcтвительно
Язык:
English
Русский
Лимит документов:

 

Copyright -1999
Oleg Novikov
All Rights reserved



MMMD-технология
MMMD-технология





Сетевое издание: "Портал города Пушкина (Царского Села)"
Номер свидетельства: ЭЛ № ФС 77 - 54314,
выдан 29.05.2013г. Роскомнадзор
Учредитель: Торгово-промышленная палата городов Пушкина и Павловска
Адрес редакции 196601, РФ, Санкт-Петербург, г. Пушкин, Октябрьский б-р, д. 50/30,т.+7(812) 476-85-88
Главный редактор: Екатерина Николаевна Бабич
(6+)

 

Новости Царского Села Новости Царского Села Новости Царского Села